Автор: Lyudvik | Май 3, 2016

Библия о татуировках


В Библии содержится только одно упоминание о татуировках, записанное в книге

Левит 19:28: «Не наносите на себя татуировки».

Эту заповедь Бог дал израильтянам, чтобы те отличались от соседних народов, которые наносили на кожу татуировки с именами или символами своих богов (Второзаконие 14:2). И хотя христианам сегодня не нужно исполнять Закон, который был дан народу Израиль, принципы, лежащие в его основе, заслуживают серьезного внимания.

 

Приемлемо ли для христиан делать татуировки или боди-арт?

Приведенные ниже библейские стихи помогут вам поразмышлять над этим вопросом.

«Чтобы женщины украшали себя… со скромностью» (1 Тимофею 2:9). Этот принцип  применим и к мужчинам. Нам следует учитывать чувства других и не привлекать ненужного внимания к себе.

 

Некоторые таким образом стремятся самоутвердиться или доказать свою независимость, другие хотят показать, что они сами хозяева своего тела. Однако Библия призывает христиан: «Отдайте свои тела в жертву живую, святую, угодную Богу, чтобы вам совершать священное служение, задействуя разум» (Римлянам 12:1).

 

Поразмышляйте, «задействуя разум», зачем вам  татуировка.   Решение сделать татуировку часто принимается поспешно, при этом его последствия могут ощущаться долгое время. Кроме того, удаление татуировки — процедура болезненная и не дешевая. Как показывают исследования, а также процветающий бизнес по удалению татуировок, многие из тех, кто сделал себе татуировку, позднее сожалеют об этом.

 

Почему не следует делать наколок на теле?

 

  1. Это противно Богу.

Господь предупреждает людей о том, чтобы не делали никаких разрезов и рисунков на теле:  

Лев.19:28 — Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен. Я Господь.  Втор.14:1 — Вы сыны Господа Бога вашего; не делайте нарезов на теле вашем и не выстригайте волос над глазами вашими по умершем.

 

  1. Татуировки – это знак оккультизма и идолопоклонничества.

В язычестве различные наколки делались в честь умершего или умерших, в знак памяти о них, либо во время оккультных сеансов вступить в общение с умершими, вызвать духов. Бог так же предупреждает людей не делать каких-либо оккультных вещей и называет это «мерзостью»:

 

Втор.18:9-12 — Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь Бог твой, тогда не научись делать мерзости, какие делали народы сии: не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это.

 

Если человек делает татуировку на своем теле, это означает, что он находится под властью оккультизма, и может об этом даже не подозревать. Возможно, он даже не догадывается, в какой опасности находится открывая дверь демонам.

 

  1. В Библии членовредительство считалось одержимостью.

3Цар.18:28 — И стали они кричать громким голосом, и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним. Прошел полдень, а они всё еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения; но не было ни голоса, ни ответа, ни слуха.

 

  1. Практика татуировок и различных разрезов на теле, является противлением Творцу.

Сам Бог сказал после того, как создал человека, мужчину и женщину, что Он сделал это весьма хорошо.

Быт. 1:31 — И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма.

 

Человек был создан Богом очень хорошо. Но люди считают что рисунки и прочее улучшит творение Самого Господа, делают вызов Творцу. Таким поведением они символизируют, что их тела недостаточно красивы по их мнению, но на самом деле это только лишь вредительство себе.

 

  1. Наше тело – Храм Божий.

 

Согласно библейскому учению, наши тела являются Божьим Храмом. Если люди разрисуют церковь (здание) то такой поступок будет считаться осквернением и вызовет большой резонанс в обществе. Тоже происходит и с человеком, нанося различного рода рисунки на тело, он оскверняется.

 

1 Кор. 6:19-20 — Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии. Наколки не украшают храм, но лишь оскверняют его.

 

 

  1. Членовредительство не славит Бога.

 

1 Кор. 10:33 — Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, всё делайте в славу Божию. Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией, так, как и я угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись. Слово Божье призывает наш не только славить Его душой, но и телом.

 

  1. Татуировка опасна для здоровья.

 

Помимо духовных последствий, татуировки и разрезы на теле могут привести к различным заболеваниям, и это ни для кого не секрет. Но даже не смотря на это, люди не задумываются о своем здоровье и делают себе то, что хотят.

 

Зададимся вопросом: Можно ли христианам делать наколки на теле?

 

Ответ очевидный – нет. Для проверки того, одобряет ли Бог татуировки и пирсинг, достаточно определить, можем ли мы искренне, с чистой совестью просить Бога благословить и использовать наши действия для Своих собственных целей.

 

«Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1 Коринфянам 10:31). Библия не запрещает татуировку и пирсинг, но и не дает никаких оснований верить, что они угодны Богу.

 

Другим моментом является скромность.

 

Библия призывает нам одеваться скромно (1 Тимофея 2:9). Приличная одежда должна покрывать все, что необходимо. Важная составляющая скромности заключается в «непривлечении» к себе внимания окружающих. Люди, одевающиеся скромно, не привлекают к себе внимания своей одеждой и внешним видом. А так как татуировка или пирсинг выглядят вызывающе и привлекают к себе внимание, то они не отвечают требованиям относительно скромности.

 

Еще одним важным принципом в тех вопросах, которых Библия не касается конкретно, является следующее – если существует малейшее сомнение в том, что наши действия угодны Богу, лучше вообще воздержаться от них. «Все, что не по вере, грех» (Римлянам 14:23).

 

Мы не должны забывать, что наши тела, как и души, были выкуплены Богом и принадлежат Ему. Хотя текст 1 Коринфянам 6:19-20 не относится непосредственно к татуировке или пирсингу, он провозглашает фундаментальный принцип:

 

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии».

 

Эта великая истина должна влиять на все, что мы делаем и как поступаем со своим телом. Если наши тела принадлежит Богу, то перед тем, как «украшать» себя татуировками или пирсингом, нам следует убедиться в том, что Бог дает нам четкое «разрешение» на это

 


Молитвенный гимн «Господь! Пребудь Ты с нами»написал ещё в 80-е годы XIX столетия брат-благовестник Н. М. Четвернин. Это один из пионеров евангельского пробуждения в России. Впервые этот гимн появился на страницах печатного органа евангельских христиан-баптистов в журнале «Беседа» в 1891 году. Н. М. Четвернин был, пожалуй, первым из уверовавших в Саратовской губернии, в г. Турки. Он был участником первых в России съездов русских баптистов в 80-е годы. Им написано всего три-четыре гимна. В части поэзии он не был известен и не стремился к тому, но в своих гимнах выразил самую насущную нужду собрания верующих. Писал вдохновенно, как тогда подмечали, «с помазанием» (Духа Святого). Потому этот гимн и живуч, и звучит в наших церквах второе столетие. Вникнем в смысл слов:

 

 

«… Дай в мыслях единенье, в сердцах возгрей любовь! Дух кротости, смиренья в нас оживи Ты вновь!»

 

 

«Чудное озеро Геннисаретское» — это молитвенный гимн, был написан братом-благовестником Павлом Бурмистровым в 20-е годы прошлого столетия. Что еще было им написано — неведомо. Но если даже один этот гимн — до чего же жизненно звучат и сегодня его слова:

 

 

«Или лежит на нас плесень сомнения? Или теснит суета?

 

Или от бурного жизни волнения плохо в нас видно Христа?»

 

Не правда ли, это вопрос и нашего времени, и нас, живущих в стране благополучия.

 

 

«Иисус, души Спаситель… » Автор этого молитвенного гимна — скромный труженик в нашем братстве в 10 — 30 годы, П. Я. Дацко. Он стал жертвой сталинских репрессий времён лихолетья 30-е гг. П. Я. Дацко один из тех, кто еще в 10-е годы прошлого столетия работал в среде христианской молодежи вместе с Ф. И. Саниным, М. Д. Тимошенко, Н. В. Одинцовым. Им же написан гимн «Ты для меня, Спаситель… » и рождественский гимн «Ангельское пенье в небесах звучит». Вот, пожалуй, и всё, что им написано. Но почему эти гимны продолжают звучать в наших поместных церквах скоро уже сто лет?

 

 

«О, храни средь бури жизни, до конца свершая путь, Чтоб я мог достичь Отчизны и в ней вольно отдохнуть. Ты, источник вечной жизни, жажду можешь утолить И ручьём святой отчизны в моём сердце можешь жить.»

 

«Ты для меня, Спаситель, смирившись в яслях был, Слепым Ты был водитель, для бедных мира жил» — поём мы и в рождественские дни, и в любом молитвенном богослужении.

 

 

А вот две духовные песни: «Когда одолеют тебя испытанья» и «Боже, видишь Ты страданье на моём земном пути» — это песни утешения, выстраданные лично. Автор их В. П. Степанов, пламенный проповедник с конца XIX столетия и до конца 30-х годов. Эти песни написаны им в годы пребывания в лагерях ГУЛага, в посёлке Темном за колючей проволокой в Хабаровском крае. В послевоенные годы этот посёлок переименован в Светлый. В годы лихолетья 30-х годов эти песни с невероятной скоростью облетели многие евангельские домашние церкви и небольшие группы.

 

 

Некоторые исстрадавшиеся верующие в те годы жили трепетным ожиданием пришествия Иисуса Христа за Церковью и в тиши одиночества пели эти полюбившиеся песни: «Как мне дорого общенье со святыми на земле, Но и это наслажденье не всегда возможно мне». Общения верующих возможны были лишь, образно говоря, «в катакомбах», в случайных встречах на частных квартирах и, в большинстве случаев, тайно.

 

 

В. П. Степанов был схвачен чекистами на пути следования в очередную поездку для благовестия и вернулся из неё через четыре года, будучи изолирован из-за болезни. Там в жутких барачных условиях он и написал эти песни. Умер Степанов через три месяца в 1937 году в Воронежской больнице. Интересные воспоминания о нём дают современники. Это был проповедник-певец. Каждую свою проповедь он сопровождал песней, написанной им самим. Бывало, как рассказывали, он, идя к кафедре, уже громко пел. Его проповеди обычно сопровождались покаяниями грешников.

 

 

 

Август Дидрих Рише (1819 – 1906) – автор всемирно известной христианской песни «Бог есть любовь», благодаря своей верующей матери, с самого раннего возраста любил Господа и испытывал желание больше узнать о Нем. После смерти матери мальчик страдал от равнодушного отношения к вере в семье. Отец, финансовый работник, второй раз женился, и в семье стал царствовать рационализм. Только в студенческие годы Август Дидрих нашел то, что он тщетно искал в холодной к вере атмосфере своей семьи.

 

Учился он в г. Галле у профессора Толука, который по-отечески заботился о своих студентах. Большую помощь молодому студенту оказали душепопечительские беседы с учителем. Вскоре он пришел к истинной вере в живого Бога, в Иисуса Христа. Он был глубоко счастлив и выразил свои чувства в песне «Бог есть любовь», которая поется сегодня на многих языках.

 

Рише примкнул к группе возрожденных молодых людей, которые каждый день начинали с совместной молитвы. С 1851 года он служил пастором в Мекленбурге. Пятьдесят лет он отдал любимому делу – служению Господу, работая с подростками и молодежью. А. Д. Рише создал первый союз молодежи в земле Минден-Равенсберг и предложил построить детский дом. Рассказывают, что он каждое утро с половины шестого до восьми часов читал Священное Писание. Его девизом, которому он оставался верным до конца своей жизни, были слова: «Половинчатое христианство еще никогда не приносило плоды».

 

 

Бог есть любовь –

 

О какое счастье!

 

Бог есть любовь,

 

Он нас возлюбил.

 

 

Припев:

 

Пусть всякий радостно поет и славит,

 

Его да славит; Бог есть любовь.

 

 

Бог есть любовь,

 

Он послал к нам Сына,

 

Бог есть любовь,

 

Он избавил нас.

 

 

Бог есть любовь.

 

Мы греху служили…

 

Бог есть любовь,

 

Он освободил.

 

 

Мой Искупитель

 

Меня избавил,

 

Мой Искупитель

 

Меня простил.

 

 

Припев:

 

Тебя я буду вечно петь и славить,

 

Я буду славить Твою любовь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОЛНЫЙ БЛАГОСТИ ДЕНЬ РОЖДЕСТВА

 

Эта песня многим кажется очень простой, даже детской. Но именно это и было намерением поэта Иоанна Даниила Флака (1768–1826). Он сумел стать настоящим отцом для всех детишек детского дома в Веймаре. Родился и вырос он в Данциге, в бедной семье парикмахера. Жаждущий знаний, смышленый мальчик сберегал каждую копейку, чтобы купить книги. Учился он отлично, и власти города заплатили за его образование в университете, по окончании которого он был назначен советником посольства в Веймаре. После великой битвы народов – Лейпцигского сражения 1913 г. – всю страну охватила эпидемия, которая унесла всех его четверых детей. Этот страшный удар приблизил Флака к Богу. Примером истинной веры в Бога для него была мать. Теперь эта страстная вера проявилась и в нем. Он становится последователем Иисуса Христа и верным Его свидетелем в то тяжелое время безверия.

 

Потеряв своих детей, он собирает запущенных сирот с улиц и основывает детский приют. Флак коротко и ясно выразил свою позицию: «В нашем учреждении нужно иметь три ключа: 1) ключ от хлебного шкафа; 2) ключ от шкафа для одежды и 3) ключ от Небесного Царства. И если последний ломается, не подходят больше к замкам и первые два».

 

Для своих воспитанников он выпустил в свет сборник духовных песен «Друг в нужде». Первая песня в этом сборнике называлась «Полный благости…»

 

Слова этой песни Флак написал к музыке древнего церковного гимна. Песня полюбилась и быстро распространилась в народе. Первыми ее исполнили дети его приюта. Иоанн Даниил Флак говорил: «Я радуюсь страстному благоговению, с которым мои дети поют эту песню, и глубоко благодарен за это моему Господу». Сейчас она поется христианами на всех континентах.

 

 

Полный благости, полный радости

 

Благодатный день Рождества!

 

Мир грехом томился,

 

Вот Христос родился –

 

Верующим всем день торжества!

 

 

Полный благости, полный радости

 

Благодатный день Рождества!

 

Силы неземные, песни дорогие

 

Возвещают всем день торжества!

 

 

Полный благости, полный радости

 

Благодатный день Рождества!

 

Людям дан Спаситель –

 

С Богом Примиритель.

 

Радуйтесь, настал день торжества!

 

 

 

 

НЕ ПОКИНЬ

 

РОЖДЕНИЕ ПЕСНИ

 

Кто из верующих евангельского исповедания не соприкасался с творчеством Р.М. Березова, одаренным свыше поэтом и писателем? Но не все знают, что многие песни, которые сегодня поют верующие, созданы на его слова. Их поют на народные мелодии, и они впечатляют глубиной и духовностью своего содержания.

 

Я помню, как родилась песня «Не покинь». Р. М. приехал ко мне в Сакраменто, переполненный радостью спасения, которое он принял от Господа в Холливуде в 1953 году. Весь вечер он читал мне новые стихи, а утром, возвратившись из парка, он запел новую песню: О, как трудно следить за собою…

 

Песня мне очень понравилась. В тот же вечер он сам исполнил ее в собрании баптистов, в Брайте, в маленьком городке возле Сакраменто. Люди подходили к нему и просили: «Родион Михайлович, дайте мне слова этой песни». Позднее эта песня вошла в сборник его стихов «Песни души», а потом — в его первую пластинку. Исполнял он ее дуэтом с братом П. И. Рогозиным.

 

С присущим ему юмором и волжским говорком, он сделал такое вступление к песне: «Эту песню дал мне Господь недавно. Мы пели ее с бр. Рогозиным в Сан-Франциско, в Лос-Анджелесе, в Сиэтле. Слушатели говорили: «Хорошо поете, как слепцы на базаре…» На самом же деле оба имели приятные голоса, и сегодня эта песня звучит на пластинке, как молитва прозревшего человека — убедительно и ясно.

 

Так как эта песня много раз прослушивалась в моем доме, то моя четырехлетняя дочь, Ксеня, играя со своими куклами, часто про себя напевала, шепелявя:

 

«О, как трудно следить за собою,

 

Каждый миг своего бытия…»

 

Едва ли она понимала значение слов, но, видно, мелодия запала и в ее сердечко. Слово, рожденное Святым Духом в сердце поэта, не умерло. Много лет спустя оно звучит в радиопередачах, в собраниях, на кассетных записях и пластинках.

 

Вспомним слова псалмопевца: «ОН вложил в уста мои новую песнь — хвалу Богу нашему» (Пс. 39:4).

 

Н. Водневский

 

 

НЕ ПОКИНЬ

 

О, как трудно следить за собою

 

Каждый миг своего бытия.

 

Но когда я. Спаситель, с Тобою,

 

То могу не тревожиться я.

 

 

Но с Тобой не всегда я бываю,

 

Отвлекает меня суета,

 

И Тебя я позвать забываю,

 

И владеет душой темнота.

 

 

Двери сердца для входа закрыты,

 

Лед нетающий вместо огня,

 

И стоишь Ты вдали позабытый,

 

И печалью глядишь на меня.

 

 

Но душа прозревает слепая,

 

И к Тебе прихожу я опять,

 

Как родного меня обнимая,

 

Ты даешь мне Свою благодать.

 

 

Мои дни на земле быстротечны,

 

И неровен, извилист мой путь.

 

О, Любимый, Единственный, Вечный,

 

Не покинь, не оставь, не забудь!

 

 

 

ТИХАЯ НОЧЬ

 

… Мы нашли ее в книге Якова Левена «Сеется семя».

 

 

В скромной квартире учителя Грубера была ночь. Там была ночь не только потому, что в квартире не зажгли ни елки, ни лампы. Ночь была потому, что недавно их поразило великое испытание: единственное дитя, крохотная Марихен ушла, отозванная Богом на небо. Отец смирился с этим уходом, но сердцу матери эта утрата нанесла такой удар, от которого она не могла прийти в себя. Она не могла плакать. Целыми днями она оставалась неподвижной, отсутствующей в этом мире. Напрасно мужественно переносивший горе учитель говорил ей много слов утешения и сердечного увещевания, напрасно он окружал ее заботливою предупредительностью и нежностью; бедная мать оставалась бесчувственною ко всему, словно она была только телом без души, блуждающим в этом мире, который не мог ей ничего больше дать.

 

 

В этот Рождественский вечер Грубер, призываемый долгом, пошел в сельскую церковь. С глубокой печалью смотрел он глазами, мокрыми от слез, на очаровательное зрелище детей, объятых радостью. Затем он вернулся в холодный мрак своей квартиры. В углу комнаты мать, глубоко сидевшая в кресле, казалась мраморною или ледяною. Он попытался рассказать ей о богослужении, но ответом на все было гробовое молчание.

 

Удрученный в бесплодности всех стараний и попыток вернуть к жизни разбитую горем жену, бедный учитель сел за открытое пианино. Сколько раз его музыкальный талант вызывал в памяти мелодии, которые убаюкивают, утешают и влекут к небесам, но что было поведать в тот вечер бедному другу?

 

Пальцы Грубера наугад блуждали по клавишам в то время, как его глаза искали в небе какого-либо видения. Вдруг они остановились на звезде, блистающей в небе неведомым блеском! Оттуда, свыше, спускался луч любви, который наполнил сердце скорбящего такой радостью и таким миром, что он вдруг стал петь, импровизируя ту ясную мелодию, которую мы повторяем каждое Рождество. В этот вечер впервые раздалась мелодия, составленная Грубером: Тихая ночь, дивная ночь. Дремлет все… Лишь не спит Благоговейно младая чета…»

 

Там на небе звезда! Школьный учитель, видя ее, как бы призывал ее своим пением в его печальную квартиру. И вот при его пении безутешная мать пробуждается и возвращается к жизни! Дрожь потрясает ее и пробивает ледяной покров, сковавший ее сердце! Рыдание вырывается из груди, слезы ручьем текут по ее щекам. Она встает, бросается на шею своему мужу и вместе с ним оканчивает начатое пение. Она спасена!

 

Брат Грубер еще в ту ночь побежал за 6 км к Пастору Мору и с ним повторил исполнение этого гимна. Это было 24 декабря 1818 года.

 

 

Сегодня этот рождественский гимн поется по всей земле и почти на всех языках мира.

 

 

 

«И нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях» — Лук. 2,16

 

 

Тихая ночь

 

Ф. Грубер

 

Тихая ночь,

 

Дивная ночь!

 

Дремлет все, лишь не спит

 

В благоговенье Святая Чета;

 

Чудным Младенцем полны их сердца,

 

Радость в душе их горит, —

 

Радость в душе их горит.

 

 

Тихая ночь,

 

Дивная ночь!

 

Глас с небес возвестил:

 

«Радуйтесь, ныне родился Христос,

 

Мир и спасение всем Он принес,

 

Свыше вас Свет посетил! —

 

Свыше вас Свет посетил!»

 

 

Тихая ночь,

 

Дивная ночь!

 

К небу нас Бог призвал:

 

О, да откроются наши сердца

 

И да прославят Его все уста:

 

Он нам Спасителя дал! —

 

Он нам Спасителя дал!

 

 

Тихая ночь,

 

Дивная ночь!

 

Свет звезды путь открыл

 

К Эммануилу Избавителю,

 

Христу Иисусу Спасителю,

 

Он благодать нам явил,

 

Он благодать нам явил!

 

Аминь.

 

 

 

 

 

«Но я знаю, в Кого я верю»

 

«Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день».

 

2 Тим.1:12

 

 

Вы уже заметили, что за каждым музыкальным произведением или словами гимна скрыта какая-то необычная история, подтолкнувшая автора к необычному излиянию своих чувств. Так оно часто и случается. Но за этим гимном стоит не одна история, а жизнь человека, его необычная судьба.

 

 

Maйор Уайтл (1840-1901гг) родился в христианской семье в штате Массачусетс и впоследствии стал известным евангелистом, проповедником и поэтом. Вот что он писал о себе: «Когда началась Гражданская война, я оставил свой дом в Новой Англии и отправился в Виржинию, где был направлен в чине лейтенанта служить в полк, прибывший из Массачусетса. Моя мать, будучи искренней христианкой, со слезами распрощалась со мной и помолилась за мой путь. Она положила Новый Завет в карман моего вещмешка, который приготовила для меня заранее.

 

Мы прошли через много боев, и я увидел много неприятных картин. В одной из схваток я был ранен, и мою руку ампутировали по самый локоть. В период выздоровления у меня появилось желание что-нибудь почитать. Я порылся в моем вещмешке (его мне позволили оставить при себе) и нашел маленькое Евангелие, вложенное моей матерью.

 

Я читал книгу за книгой: Матфея, Марка, Луку … до Откровения. Каждая деталь мне была интересна, и, к моему удивлению, я обнаружил, что понимаю прочитанное так, как никогда раньше не понимал. После Откровения, я снова начал с Матфея и все прочитывал заново. Дни шли, я продолжал читать все с большим интересом. И хотя даже мысли во мне не промелькнуло стать христианином, я отчетливо увидел, что спасение возможно получить только через Христа.

 

Находясь в таком положении, я однажды в полночь был разбужен дневальным, который сказал:

 

— Там, в другом конце палаты, паренек умирает. Он настойчиво умоляет меня помолиться за него или найти того, кто может молиться. Я не могу этого сделать, так как я злой человек. Может, ты помолишься?

 

— Что?! – удивился я. – Я не могу молиться. За всю свою жизнь я никогда не молился. К тому же и я такой же злой человек, как ты.

 

— Никогда не молился, – тихо повторил дневальный. – А я-то думал, ты молишься, когда читаешь свой Новый Завет … Что же делать? Кого попросить? Не могу же я его так оставить … А знаешь, пойдем вместе и поговорим с парнем.

 

Я поднялся с моей койки и пошел за дневальным в дальний угол палаты. Там умирал черноволосый юноша, лет семнадцати. На его лице можно было уже видеть признаки агонии. Он остановил свой взгляд на мне и взмолился:

 

— О … Пожалуйста, помолитесь за меня! Помолитесь, пожалуйста … Я был хорошим мальчиком. Мои мама и папа члены церкви, и я тоже ходил в воскресную школу. Но когда стал солдатом, научился злому: пил, ругался, играл в карты, дружил с плохими людьми. А теперь я умираю и не готов к этому. Пожалуйста, попроси Бога простить меня. Помолись! Попроси Христа спасти меня!

 

Я стоял и слушал его мольбу. В этот момент Бог через Святого Духа сказал мне: «Ты уже знаешь путь спасения. Пади на колени, призови Христа и молись за умирающего».

 

Я опустился на колени и, держа руку парня своей уцелевшей рукой, в нескольких словах исповедал свои грехи и попросил Бога ради Христа простить меня. Я поверил прямо там, что Он простил меня. И я тут же стал горячо молиться вместе с умирающим. Юноша сжал мою руку и затих. Когда я встал с коленей, он уже был мертв. На его лице можно было видеть умиротворение. Мне ничего не остается, как верить, что этот паренек был Божьим орудием, чтобы обратить меня к Христу. Когда-нибудь я надеюсь его встретить на небесах».

 

Много лет прошло после той необычной ночи. Майор Уайтл так же усердно продолжал исследовать Писания, только теперь уже молясь и осознавая, что он – дитя Божье.

 

У него появилась одна особенность: во время тихого времяпровождения с Евангелием и Богом Уайтл начинал сочинять стихи, к которым его друг Джеймс Гренахан впоследствии сочинял музыку. Так вот и родился всем нам полюбившийся гимн: «Но я знаю, в Кого я верю».

 

 

Не знаю, почему открыт

 

Мне благодати дар,

 

Иль почему спасенья щит

 

Мне дан от вечных кар.

 

 

Не знаю, как мой Бог дает

 

Мне веры слух живой.

 

И как та вера мир несет

 

Скорбящему душой.

 

 

Не знаю я, как Дух Святой

 

К греху внушает страх,

 

И как дает Христос благой

 

Прощение в грехах.

 

 

Не знаю я, что в жизни мне

 

Назначено нести,

 

И как меня к родной стране

 

Бог хочет довести.

 

 

Не знаю времени, ни дня,

 

Когда Господь придет,

 

Иль как чрез смерть иль Сам меня

 

В тот день Он позовет.

 

 

Но я знаю, в Кого я верю,

 

Ничто меня с Христом не разлучит;

 

И Он мне спасенье вручит

 

В день, когда опять придет.

 

 

 

 

ЧТО ЗА ДРУГА МЫ ИМЕЕМ

 

«И мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе» (Фил. 4:7).

 

 

«Джозеф Скривен смотрел в шоке на тело своей невесты, которое вытаскивали из воды. Их свадьба планировалась на следующий день. Под ударом случившейся трагедии у него появилась мысль иммигрировать в Америку. Через несколько месяцев молодой человек упаковал свои вещи в Дублине, Ирландия, и отправился на корабле в Канаду, оставив мать одну. Ему было всего 25 лет.

 

Десять лет спустя, в 1855 году, Джозеф получил письмо от матери, в котором говорилось, что у нее большие трудности. Под его впечатлением он взял лист бумаги, сел за стол и написал стихи, которые начинались со слов: «Что за Друга мы имеем?» Миссис Скривен отдала копию стихов подруге, которая анонимно опубликовала их. Вскоре к словам добавили музыку, и родился новый гимн, который быстро распространился и стал популярен. Но никто не знал, кто его написал.

 

В это время Джозеф влюбился. Но беда нагрянула снова. Элиза Кетрин Роше, его невеста, заразилась туберкулезом и умерла в 1860 году незадолго до свадьбы. Чтобы не захлебнуться в своем горе, Джозеф полностью отдает себя служению, творя дела милосердия и проповедуя в баптистской церкви Плимута.

 

 

Он жил просто и малопонятно для окружающих в Порт Хоуп, Канада, мастеря оконные рамы и раздавая милостыню нуждающимся. Его описывали, как «мужчину небольшого роста, с седыми волосами и ярко голубыми глазами, которые при разговоре сверкали». Ира Сэнски позже писала о нем: «Почти до самой его смерти никто не подозревал, что Джозеф имел дар поэта. Как-то сосед, находясь у него дома, когда Скривен был болен, увидел написанную копию: «Что за Друга мы имеем». Прочитав стихи, он в восторге спросил о них Джозефа. Тот ответил только, что вместе с Господом написал их для матери, когда она была в кризисном состоянии. Скривен тогда и не подозревал, что тот гимн стал широко известен в Европе».

 

 

10 октября 1896 года Джозеф тяжело заболел. В последний день своей жизни, в бреду, он поднялся со своей кровати и вышел за дверь. Идя неровной походкой, он, споткнувшись, упал у ручья и …».

 

 

 

 

«Течёт ли жизнь мирно, подобно реке…» История гимна

 

Эту прекрасную евангельскую песнь написал прихожанин пресвитерианской церкви в Чикаго Горацио Дж. Спеффорд, родившийся 20 октября 1828 года в Северном Тройе, штат Нью-Йорк. В молодости Спеффорд успешно вёл юридическую деятельность в Чикаго. Несмотря на свой финансовый успех, он всегда хранил в себе глубокий интерес к христианской деятельности. Он был в близких отношениях с Д.Л. Муди и другими евангельскими руководителями той эпохи. Известный евангельский музыкант Джордж Стэббинз описал его, как человека «незаурядного ума и утончённости, глубокой духовности и серьёзного исследования Писания».

 

За несколько месяцев до чикагского пожара 1871 года Спеффорд вложил огромные деньги в недвижимость на берегу озера Мичиган, и все его сбережения смела с лица земли эта стихия. Накануне пожара он пережил смерть сына. В 1873 году, желая отдыха своей жене и четырём дочерям, а также намереваясь присоединиться к Муди и Сэнки, чтобы помочь им в евангелизации в Великобритании, Спеффорд решил устроить своей семье путешествие в Европу. В ноябре того же года, вследствие непредвиденного развития событий, он вынужден был остаться в Чикаго, а жену и четырёх дочерей, как и планировалось, отправил на пароходе Ville du Havre. Сам же он собирался присоединиться к ним несколькими днями позже.

 

22 ноября в пароход врезалось английское судно Lochearn и он за 12 минут затонул. Несколько дней спустя выжившие пассажиры ступили на берег Сардиффа, Уэльс. Жена Спеффорда телеграфировала мужу: «Спаслась одна». Спеффорд сразу же сел на корабль и отправился к убитой горем жене. Высказываются догадки, что на море, где-то на том месте, где утонули его четыре дочери, Спеффорд написал этот текст словами так ярко описывающими его горе – «Несусь ли на грозных волнах…» Стоит, однако, заметить, что Спеффорд не останавливается на теме житейских скорбей и испытаний, а сосредотачивает в третьем куплете внимание на искупительном деле Христа, а в пятом выражает ожидания Его славного второго пришествия. Чисто по человечески удивительно, как можно переживая такую трагедию и горе, которые переживал Горацио Спеффорд, быть способным говорить с такой убеждающей ясностью: «Ты со мной, да, Господь».

 

Филиппа П. Блисса настолько впечатлили переживания Спеффорда и выразительность его стихотворения, что он вскоре написал к нему музыку. Этот гимн впервые был опубликован в 1876 году в одном из сборников гимнов Сэнки Блисса «Евангельские гимны № 2». Блисс был плодотворным автором евангельских гимнов на протяжении всей своей короткой жизни. В большинстве случаев он писал как слова, так и музыку для своих гимнов. Его песни, как и большинство ранних гимнов, оказывают сильное эмоциональное влияние, имеют быстро запоминающийся мотив и легко поются. Среди других гимнов Фплиппа П. Блисса такие, как «О, товарищи, смотрите», «Я умер за тебя», «В слове Своём Христос учит меня», «Ярко Свой маяк Отец наш», « Сняв с нас закона порабощенье».

 

 

Течёт ли жизнь мирно, подобно реке,

 

Несусь ли на грозных волнах –

 

Во всякое время, вблизи, вдалеке

 

В Твоих я покоюсь руках.

 

 

Припев:

 

Ты со мной, да, Господь, В Твоих я покоюсь руках.

 

 

Ни вражьи нападки, ни тяжесть скорбей

 

Не склонят меня позабыть,

 

Что Бог мой меня из пучины страстей

 

В любви восхотел искупить.

 

 

От сердца скажу: для меня жизнь – Христос,

 

И в Нём мой всесильный оплот.

 

Следы от греха, искушений и слёз

 

С меня Он с любовью сотрёт.

 

 

Господь! Твоего я пришествия жду,

 

Принять мою душу гряди!

 

Я знаю, тогда лишь вполне я найду

 

Покой у Тебя на груди.

 

 

 

 

ТВЕРДО Я ВЕРЮ

 

Криф Бэррос, ответственный за музыкальную часть на евангелизационных кампаниях Билли Грэма, пишет: «Несколько лет назад я стоял на одном городском кладбище и смотрел на скромный надгробный камень, на котором было высечено: «Тетя Фанни». Я вспомнил жизнь удивительной женщины, слепой почти со дня рождения, которая, по всей вероятности, была самой большой христианской поэтессой последних ста лет. Сколько душ покаялись и уверовали во Христа через гимны Фанни Кросби!

 

 

Одной из близких подруг Фанни Кросби была госпожа Кнапп, жена директора одного из крупнейших страховых агентств. Госпожа Кнапп была музыкантом-любителем и часто посещала поэтессу Фанни Кросби. Во время одного из таких посещений она предложила хозяйке послушать мелодию, которую сама сочинила. «Какие чувства вызывает в тебе эта мелодия?» — спросила госпожа Кнапп Фанни Кросби после того, как проиграла ее несколько раз. Слепая поэтесса тотчас ответила:

 

 

Твердо я верю: мой Иисус!

 

Им я утешен и Им веселюсь.

 

Неба наследье хочет Он дать.

 

Как же приятно Им обладать!

 

 

Этот метод составления текста на написанную музыку стал привычным для поэтессы. Она использовала его для составления многих из семи тысяч своих стихов.

 

 

«Насколько я помню, наш хор начал исполнять эту песню уже в 1948 году, — продолжает К. Бэррос. — Некоторые критикуют наши простые евангельские песни, говоря, что они слишком эгоцентричные, личные по содержанию. Но принятие Христа и следование за Ним и есть сугубо личный вопрос». На надгробном камне Фанни Кросби есть одна короткая цитата, которую многие посетители кладбища не замечают: «Она сделала, что могла». Слова эти были сказаны Иисусом в Вифании после того, как женщина помазала Его драгоценным нардовым миром. Когда некоторые преткнулись от этой траты дорогого мира, Иисус сказал им: «Она сделала, что могла». Я убежден, что наш Господь принял жертву Фанни Кросби таким же образом. Ее гимны содержат ароматный запах ее любви к Иисусу. Если бы Фанни написала лишь одну эту песню, аромат которой очень силен, ее было бы достаточно, чтобы Господь уже с ободрением сказал: «Она сделала, что могла».

 

 

Твердо я верю: мой Иисус!

 

Им я утешен и Им веселюсь.

 

Неба наследье хочет Он дать.

 

Как же приятно Им обладать!

 

 

Припев:

 

Вечно я буду петь с торжеством.

 

Об Иисусе дивном моем.

 

 

Твердо я верю: с часа того,

 

Как я отдался, дитя я Его.

 

Мир наполняет сердце мое,

 

В Нем нахожу я хлеб и питье.

 

 

Твердо я верю: сильной рукой

 

Он простирает Свой кров надо мной,

 

Что б ни случилось, радостен дух:

 

Вечно со мною Пастырь и Друг!

 

 

Чудный и полный мир и покой

 

Дyx мой находит в союзе с Тобой;

 

Дай, чтоб Тебе я сердце отдал;

 

Я б умалялся, Ты б возрастал.

 

 

 

 

ТЫ ЗНАЕШЬ ПУТЬ, ХОТЬ Я ЕГО НЕ ЗНАЮ…

 

23 апреля 1866 года Ядвига фон Редерн громким криком возвестила свой приход в этот мир. Ее жизнь обещала быть радостной и беззаботной.

 

Она очень любила своего отца. Когда ей было десять лет, он подарил ей Библию с надписью: «Моей любимой дочери для прилежного ежедневного чтения».

 

Когда двадцатилетняя Ядвига была со своей сестрой и тетей в Швейцарии, скоропостижно умер отец. Ядвигу долго мучили вопросы типа: «Чего хочет Господь от нас?», «Для чего Он это допустил?». Мир она нашла в Слове Божьем: «Не спрашивай. Ответ ты получишь потом». Со временем она поняла, что Господь по великой милости Своей неутомимый воспитатель. Она пишет: «Взгляните на преданность садовника, который срубает до корней дерево, растрачивающее свой драгоценный сок на ветки, которые не приносят плодов. Садовник знает, что из корней пойдут новые побеги, которые будут плодоносить».

 

Через несколько недель после смерти отца сгорает родовое имение, унаследованное семьей от отца. Ему было 500 лет. Ядвига фон Редерн в отчаянии пишет: «Все рухнуло, мир стал холодным и темным». Упреки посыпались в адрес Господа: «Любовь? Нет, Он не любит меня. Он преследует и уничтожает».

 

Ей пришлось пройти через очень тяжелые испытания, чтобы в полной мере почувствовать любовь Господа. Медленно, очень медленно оттаивает ее сердце. Боль, которую она так лелеяла, начинает затихать, и в один прекрасный день она с большой радостью записывает в дневник: «Господь, Ты открыл мне глаза».

 

Этому Господу она хотела служить. Она рассказывала бездомным детям библейские истории, посещала больных в бараках больниц Моабита, жилом квартале Берлина. Она раздавала пациентам букетики цветов, пела им песни о Христе и выслушивала их нужды.

 

Ядвига пишет стихи к песням, прославляя в них Господа. Великая русская княгиня царствующего дома герцогиня Вера фон Вюртемберг любила стихи Ядвиги фон Редерн. Она переводила их на русский язык и раздавала в Санкт-Петербурге извозчикам.

 

 

 

Марион фон Клот жила в Риге. Время было тяжелое: только что закончилась Первая мировая война и к власти пришли большевики. В тюрьмах Риги сидели в неволе балтийские и немецкие граждане. Вечером, когда свет в камерах угасал, двадцатидвухлетняя Марион фон Клот пела удивительной силы песню Ядвиги фон Редерн:

 

Ты знаешь путь, хоть я его не знаю,

 

Сознанье это мне дает покой.

 

К чему тревожиться мне и страшиться

 

И день и ночь, всегда томясь душой.

 

Ты знаешь путь, Ты также знаешь время,

 

Твой план давно уж для меня готов.

 

И славлю я, Господь, Тебя сердечно

 

За милости, заботу и любовь.

 

Ты знаешь все: откуда ветры дуют,

 

И бурю жизни укрощаешь Ты…

 

Пусть неизвестно мне, куда иду я,

 

Но я спокоен: путь мой знаешь Ты.

 

Свою автобиографию она заканчивает словами: «Цель Господнего пути с нами – не обнищание, а обогащение. Блажен человек, плодом земной жизни которого является жизнь вечная. Совершить это может только непостижимая милость Божия».

 

Ядвига фон Редерн умерла в мае 1935 года. На похоронах было исполнено ее последнее желание. Цыгане, которых все и всюду преследовали, пели на ее могиле песню «Когда после земных трудов и скорбей…», слова которой она перевела с английского.

 

Б. и В. ШЕФБУХ

 

 

 

В ЧАС, КОГДА ТРУБА ГОСПОДНЯ НАД ЗЕМЛЕЮ ПРОЗВУЧИТ

 

Пастор Джеймс Блэк проходил однажды по беднейшей части города. На крыльце одного разрушенного дома он увидел маленькую девочку. Ее разорванное платьице и обувь говорили о том, что это дитя живет без родительских забот. Брат Блэк, подойдя к ней, спросил ее: «Не желаешь ли ты посетить воскресную школу?» «Да, я хотела бы, но…» — тихо ответила девочка, не досказав слово, но Блэк понял. На другой день Бесси (так звали девочку) получила посылку с платьицем и ботиночками.

 

В воскресенье она присутствовала в воскресной школе. Вскоре Бесси заболела. Брат Блэк имел обыкновение при начале служения делать перекличку. На одном из служении все дети дали ответ, но когда было названо имя Бесси, ответа не последовало. Имя было повторено, но ответа так и не было. После этого кто-то сказал, что она заболела. Брат Блэк вздрогнул. А если она умрет, будет ли она на небесной перекличке? И тогда он заметил, что почти несознательно сам же и шептал ответ: «В час, когда труба Господня над землею прозвучит, и настанет вечно светлая заря». Затем он сел за пианино и тут же через Духа Святого получил и мелодию к этому гимну. Сегодня этот гимн поется почти по всей земле. Маленькая Бесси действительно вскоре умерла, но песня, которая родилась через ее болезнь, живет и поныне.

 

 

 

 

 

Сарра Адамс, английская поэтесса, родилась в 1805 году и умерла в 1848 г. Она была женой известного изобретателя и журнального издателя Вильяма Бриджеса Адамса.

 

 

Обложенная пёстрыми диванными подушками, Сарра Адамс выглядела хрупкой и измученной, но всё ещё привлекательной женщиной, несмотря на долгую изнурительную болезнь. Прошло вот уже три года, три медленно тянущихся года с тех пор, как последний занавес опустился перед её театральной карьерой… При воспоминании об этом она глубоко вздохнула и вернулась к чтению какой-то книги. Но в тот день она не могла сосредоточиться, и мысли блуждали где-то вдали от страниц открытой перед нею книги. Её беспокоило не столько то, что она больна и ощущает боль в теле и одиночество, в котором она проводит большую часть времени, сколько то, что мечта её жизни, едва успев исполниться, погасла навсегда, бесповоротно.

 

Насколько она могла вспомнить, она всю жизнь мечтала стать знаменитой актрисой. Она работала, училась и добивалась этой цели, и вот, наконец, достигла её… Но радость была кратковременной… такой ужасно кратковременной! Неожиданная, разрушительная болезнь превратила её в инвалида, убрала со сцены и навсегда захлопнула двери в театр. Каким горьким было её разочарование!

 

Будучи по природе глубоко религиозным человеком, Сарра Адамс обратилась к Богу за утешением и помощью в своём тяжёлом испытании. Последние три года она провела за чтением Библии и биографий известных святых и мучеников. Она совсем недавно начала писать стихи, главным образом духовного содержания, основанные на Священном Писании. Её произведения начали часто появляться в христианских журналах и церковных листках. Вчера её посетил пастор Фокс и снова напомнил ей о стихотворении, которое она обещала прислать ему в новый сборник гимнов и церковных песнопений. У неё не было ничего определённого. Он молча взял с полки Ветхий Завет и, открыв его на истории бегства Иакова от гнева Исава, передал книгу Сарре.

 

Она ответила, что много раз читала эту историю и знала её почти так же хорошо, как и свою собственную… Свою собственную! Сарра мысленно провела параллель между своей и этой историей, между страданиями Иакова и своей болезнью и разочарованием. Она вдруг ясно увидела поразительное сходство между ними: разбитые мечты, мрак, а потом пробуждение, свет, победа, радость! Теперь она понимала, почему пастор настаивал на том, чтобы она перечитала именно эту историю. Она сделает больше этого! Она напишет стихотворение и покажет, как наши страдания и болезни могут быть ступенями к небу… ближе к Богу…

 

На Сарру нашло вдохновение. Закрывшуюся перед исполнением её желаний дверь она увидела как крест, которым можно подняться выше и ближе к Богу. Свою болезнь и разочарования, боль и одиночество она увидела ступенями вверх, и полились слова: «Ближе, Господь, к Тебе, Ближе к Тебе…» Она написала это стихотворение почти без принуждения, словно слова сами лились ей в душу из какого-то могучего источника извне.

 

Стихотворение, которое Сарра Адамс написала в тот послеобеденный час при содействии глубокой веры, стало одним из самых любимых гимнов христиан. Его поют в христианских семьях и в собраниях верующих всех стран. Это любимый гимн миллионов. Его поют в близком присутствии смерти и под угрозой бедствий, потому что он несёт утешение в тяжкие моменты жизни. Это гимн обещания и надежды для разбитых горем и больных.

 

В последние трагические минуты гибели «Титаника», когда могучий «непотопимый» корабль шёл ко дну, унося за собой сотни жизней, на палубе до последнего момента оркестр играл «Ближе, Господь, к Тебе», и под эти звуки вода сомкнулась над играющими и поющими. Те, кому удалось спастись на спасательных шлюпках, рассказывали позже, как обречённые на гибель пассажиры склонили на палубе колени и молились, а другие просто стояли без паники и пели этот гимн и с ним на устах ушли под воду.

 

 

Автор: Lyudvik | Май 1, 2016

Пасха 2016


IMG_2783IMG_2773IMG_2768IMG_2760IMG_2746IMG_2758IMG_0715IMG_0726


Автор: Lyudvik | Январь 10, 2015

Гурт Сіон Ой рано раненько


Автор: Lyudvik | Декабрь 13, 2014

Письмо маме



Автор: Lyudvik | Ноябрь 27, 2014

Україна переможе!


Анімаційний короткий фільм,який укріплює віру в перемогу України, її вільне та мирне майбутнє. Автор ідеї і сценарію, оператор і реалізатор задуму — 11-річний талановитий хлопчик Тимофій, який у такий спосіб вирішив підтримати наших воїнів, які знаходяться на передовій.

Автор: Lyudvik | Ноябрь 22, 2014

Разговор с Богом перед боем.


183471_300Стихотворение найдено в шинели солдата Александра Зацепы, погибшего в Великую Отечественную Войну в 1944 году. Что в нём — голос души, прозрение, видение?

Послушай, Бог…
Ещё ни разу в жизни
С Тобой не говорил я, но сегодня
Мне хочется приветствовать Тебя.
Ты знаешь, с детских лет мне говорили,
Что нет Тебя. И я, дурак, поверил.
Твоих я никогда не созерцал творений.
И вот сегодня ночью я смотрел
Из кратера, что выбила граната,
На небо звёздное, что было надо мной.
И понял вдруг, любуясь мирозданьем,
Каким жестоким может быть обман.
Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,
Но я Тебе скажу, и ты меня поймёшь:
Не странно ль, что средь ужасающего ада
Мне вдруг открылся свет, и я узнал Тебя?
А кроме этого мне нечего сказать,
Вот только, что я рад, что я Тебя узнал.
На полночь мы назначены в атаку,
Но мне не страшно: Ты на нас глядишь…
Сигнал. Ну что ж? Я должен отправляться.
Мне было хорошо с Тобой. Ещё хочу сказать,
Что, как ты знаешь, битва будет злая,
И, может, ночью же к Тебе я постучусь.
И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,
Позволишь ли ты мне войти, когда приду?
Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,
Со мной случилось то, что нынче я прозрел.
Прощай, мой Бог, иду. И вряд ли уж вернусь.
Как странно, но теперь я смерти не боюсь.


Older Posts »

Рубрики

Отслеживать

Настройте получение новых записей по электронной почте.

Присоединиться к ещё 135 подписчикам